Поцелуй


«Мы спирт разбавили компотом, Что приготовлен был заранее, Как жаль, что этим эпизодом, Закончилось воспоминание...» Наталия Резник Маринка поднесла к лицу рюмки с янтарной жидкостью и причмокнула – Да, кайфовый запах! Слово «аромат» не бытовало в лексиконе девчонок, выросших в краю царских ссылок и сталинских лагерей. Аромат вин я вкусила позднее, пожив в Батуми. В Сибири же мы пили водку . Самое острое воспоминание моего детства – это холод. И любой способ согреться. На кухне в нашей мизерной хрущевке я угощала лучшую подругу вином. Мама привезла несколько красивых бутылок с южных краев. Мы были неуёмно любопытны и искали запретное. Тогда рождался дух авантюризма, что бросал меня в жизненные приключения . В четырнадцать лет я пила водку и курила Приму. А в двадцать восемь уже предпочитала изысканные вина и вовсе не курила. Красота тоже пришла с годами. В ту школьную пору, я случайно подслушала разговор одноклассниц. Они распределяли девушек по привлекательности. Из двенадцати девчонок нашего класса мне досталось одиннадцатое место. «А Танька, нет!» – язвительно прозвучал первый голос –«У неё только кожа хорошая, и глаза... А остальное! Зубы как у зайца. А фигура вообще ужас – тощая и длинная. Ну глист – спирохет!» Второй голос мерзко захихикал – «Она , наверное, еще и не целовалась. Кто позарится!» «Это из ревности»– усмехнулась Маринка, когда я с обидой рассказала про услышанное– «Они злятся, что Серёга на тебя заглядывается!» « Какой Серёга ?»– удивилась я « Как какой?!» – вскрикнула подруга – «Ты кроме женатых стариков уже никого не замечаешь?» Женатым стариком она называла тридцати семилетнего тренера по волейболу. Только Маринка знала про мою тайную безнадежную любовь к Владимиру Николаевичу. «Серёжка заглядывается?» – Я усмехнулась . Он был чем-то похож на моего обожаемого тренера. Кроме роскошной внешности первого красавца школы, Серёга ещё обладал букетом талантов и единственным окончил школу с золотой медалью. Говорили, что он хорошо умеет целоваться, о нём много говорили. Вечеринка была в разгаре. Из динамика плыли томные звуки голоса Ободзинского. Серёга, прижимаясь теснее в танце, гладил меня по спине. Тогда я не знала, что всего через четыре года он станет моим мужем, a через пять лет, устав бороться с его пьянством, я сбегу к другому. В полутемной комнате , представляя рядом моего любимого тренера, я следила за губами партнера, трепетно ожидая первого поцелуя. Серега наклонился совсем близко. Внезапно, его губы, словно меняя цель коснулись моего уха – «Маринка сказала, твоя мама клёвое спиртное привезла. Так хочется попробовать!» Я вдруг почувствовала во рту горечь. Жизнь словно угостила меня таблеткой разочарования...